Жизнь в Венесуэле: как живет местное население и русские, стоит ли иммигрировать

Венесуэла — отзывы переехавших

Отрицательные отзывы

Голову свернут в подворотне на раз, и никто имя не спросит.

Уровень преступности очень большой, ибо голодранцы.

  • Венесуэла — бедная страна со всеми вытекающими отсюда последствиями. Уровень жизни здесь невысок. Почти треть населения живёт за чертой бедности.
  • Высокий уровень преступности. Каракас, столица Венесуэлы, был признан одним из самых опасных городов планеты.
  • Даже в столице часто наблюдаются перебои с электроснабжением.
  • Присутствует ярко выраженный сезон дождей, характерный для тропического климата.
  • В Венесуэле низкие зарплаты.
  • Очень высокий уровень бюрократии, существенно усложняющий иммиграционный процесс. Получить ВНЖ в Венесуэле не легче, чем иммигрировать в Коста-Рику, при несравнимом уровне жизни.
  • Медицина в Венесуэле платная.
  • Экономика страны не очень стабильна, что влечёт за собой определённые риски для инвесторов.

ах да, и по поводу хранения денег и краж.

у мужа на работе есть местная тетушка, которая живет в охраняемом жилом комплексе в Эль Лимоне, это самый лучший в Маракае район. Что такое охраняемый комплекс? Это ворота и охрана на въезд, это три или четыре двери с домофонами и кодовыми замками на вход по пути к квартире, периметр с колючкой и т.д. Так вот, ее недавно ограбили. Т.е. она открывала дверь квартиры, повернулась, а на нее смотрит дуло. Вынесли все, включая мебель, сейф она сама им открыла (под прицелом как-то очень сговорчивым становишься). Замечу, это местная тетушка, венесоланка, очень охраняемый комплекс, приличный район и спокойный Маракай, где каждый третий военный, а каждый четвертый гвардеец. А вы предлагаете белой женщине по Каракасу гулять. У нас на терминале автобусы из Каракаса обыскивают на предмет наличия оружия, какое там гулять. Нечего туристу делать в Каракасе самому, максимум – организованная экскурсия или знакомый таксист.

Нейтральные отзывы

Жители Каракаса, отзовитесь! Телеканал Настоящее время ищет очевидцев, кто мог бы рассказать о протестах!
мой контакт в фб Vera Ozer

Был в Венесуэле пару раз. Дешёвые проститутки, нищета в портовых районах – как и везде в отсталых странах. Больше чё-то ничё не запомнилось.

Ах, да ! Природа очень красивая. Для туризма наверно будет очень хорошо.

Положительные отзывы

  • Лояльная система налогообложения положительно способствует открытию и ведению собственного бизнеса.
  • Стоимость жизни невысока по всем параметрам. Например, еда стоит очень дёшево, как и бензин.
  • Любители жаркого климата по достоинству оценят венесуэльскую погоду. Холодных зим в этой стране не бывает.
  • Недвижимость в Венесуэле стоит недорого, как в плане аренды, так и в плане покупки.
  • В стране прекрасная природа, а хорошая экологическая обстановка способствует высокой продолжительности жизни.
  • С венесуэльским паспортом можно без визы путешествовать по множеству стран мира, включая страны Евросоюза и Канаду.
  • В Венесуэле достаточно качественное и притом бесплатное образование.

Так получилось, что я случайно переехала на ПМЖ в Венесуэлу. Если кому что-то интересно, спрашивайте. Вообще незаслуженно обделенная туристами страна, я считаю, с учетом местных цен. Номер в отеле на месяц, например, обходится в 15000 рублей на первой линии от набережной и в 5 минутах от пляжа. Билеты по 20 т.р. – т.е. недороже, чем в ту же Индию, Тай.

Понимаю, что сейчас будет диспут о безопасности, но реально здесь достаточно безопасно (не опаснее большей части ЮВА), если соблюдать некоторые правила поведения и не провоцировать своей виктимностью жителей очень бедной страны.

1. Питание. Пишу актуально для Чорони, в пятницу муж приедет – распрошу его еще про Кату (они туда без меня ездили) и про нетуристические места. Цены даю в боливарах, в доллар переводится делением на 8

Еда делится на следующие вариации:

1. фастфуд. Его тут много, бургеры (от 15 бсф до 30 бсф), эмпанадосы с разными начинками (6-14 бсф), кукуруза на гриле в початках (5 бсф), мясо на углях (25 бсф гигантская тарелка). Все вкусно и все довольно безопасно.

2. забегаловки. В меню – местная кухня + рыба. Обычно меню выглядит как следующие блоки

– завтраки (2 арепы – кукурузные лепешки, по вкусу как жареная во фритюре мамалыга, приличная горстка сыра тертого соленого, приличная гостка масла, бобовые и либо мясо, либо мелкорубленный омлет, либо рыба) – от 25 боливар и выше

– комби-обеды (похлебка рыбная, рис, рыба на гриле, салат из капусты или вместо рыбы куриная грудка, а вместо риса фасоль, или мелкорубленое мясо и кукуруза, жареные бананы) – от 25 боливар обыкновенный.

– морепродукты гриль. Все, что душа пожелает в огромных количествах. Обязательно компануются рисом и салатом. стоят от 60-70 боливар. Есть разная рыба, но в основном дорадо, есть карликовые акулки, как в Гоа, есть большие акулы, есть кальмары, креветки, лобстеры, мидии, в общем, навалом всего.

– ресторанчики. Бывают 2 типов – некотороые отличаются от забегаловок только наличием кондея и каменных стен, а есть и вполне европеизированные – в них обычно псевдоитальянская кухня – паста, пицца, жареная куриная грудка. Стоят по местным меркам очень дорого – от 80 и выше.

Вся еда – от обычных ареп и эмпанадосов, до самых дорогих блюд в ресторане очень вкусная, порции слоновьи. Везде в счет включают обслуживание – 10%.

Напитки безалкогольные и алкогольные – в забегаловках – мальта 5 боливар (квас с кофе по вкусу)- местный энергетик, пиво сервеза в банках 10 боливар, ром и коктейли на основе рома от 17 боливар(даже в дорогих ресторанах говеная карта роха – самый дешевый ром, поэтому ром надо брать в магазине и пить отдельно),

кофе (порции маленькие даже если берете гранде – стоит брать 2 и просить налить в одну чашку, кофе варится уже с сахаром) 10 боливар, рефреско – химические безалкогольные сладкие жидкости 10 боливар, айс-чай нести с лимоном (очень кислый. ) 10 болтвар, соки фраппе – 12 боливар, соки не фраппе – 15 боливар, вода полтора литра в бутылке – 10 боливар, маленькая – 5 боливар. Лайм к воде приносят бесплатно.

Пляжи делятся на 2 типа – островные и материковые.

Я живу на Плайя Гранде – это в районе Пуэрто Коломбиа/Чорони. Пляж длиной в километра полтора, с двух сторон окружен невысокими горами, от поселка 7 минут пешком. Песок, ровный пологий вход, волны. Наполовину забит людьми, наполовину пуст (потому как там нет спасателей и лежаков). В целом большинство материковых пляжей похожи. Говорят, самый отличный пляж – в Кате, там нет волн, практически.

Чтобы сбежать от волн, прямо на набережной можно арендовать лодку с водителем, он отвезет на острова – там волн нет и тоже песок. До островов плыть минут 10. Некоторые острова обжиты и там даже есть отельчики (цен не знаю), некоторые совсем дикие. Лодка стоит 35-50 боливаров, как сторгуетесь.

На Маргарите, говорят, отличные пляжи, но подробностей не знаю. Я туда полечу через недели 2 наверно, разведаю.

3. Достопримечательностей здесь особых нет, здесь основное природа. Как кто-то из наших строителей отметил – эта стране – не для металлоконструкций и военных заводов. Красивейшие национальные парки – Парк Мороккой, Канайма, Рорайма. Если приезжать в конце сезона дождей (август-октябрь), то можно попасть на Анхель – крупнейший водопад. Описать словами местную природу невозможно – это надо видеть. Безумно красиво.

4. Можно арендовать машину, но есть проблема – здесь нельзя пользоваться долларовыми карточками. В стране 2 курса валюты, легальный и реальный. По реальному банки не меняют, естественно Поэтому любая оплата картой пойдет по курсу в два раза ниже реального. Но – залог можно оставлять налом. Для аренды машины права не нужны Цен не знаю, но точно есть все крупные операторы – и Хертс, и Авис. Очень дешево стоит машина на Маргарите, там же зона дьюти-фри и вообще все стоит копейки. Водят очень плохо, поворотниками не пользуются, аварии везде, общее впечатление от местного автопарка сводится к слову металлолом.

5. Маргарита, Барбадос, Лос Рокес и еще десяток островов поменьше, где опять же природа, тишина и историческое настроение. Наши здесь когда рыли котлован, нашли три пиратских клада аж в Маракае – а это все-таки километров 100 в глубь материка.

Интересно все. Это страна, в которой не надо сидеть на месте.

Был в ней несколько раз .слова автора подтверждаю .

В венесуэле все хорошо : природа , люди , девушки это вообще огонь . , еда и далее бесконечный список .

Каково это — жить в Венесуэле прямо сейчас? Рассказывает местный житель

Социализм во всей красе.

С лета 2018 года новостные ленты всего мира пестрят заголовками о венесуэльском экономическом кризисе. Коллапс этой южноамериканской страны начался в 2014 году, когда упали цены на нефть.

Венесуэла обладает огромными запасами нефти. Социалистическое правительство под руководством популиста Уго Чавеса, который правил страной с 1999-го до своей смерти в 2013-м, не вкладывало деньги в производство: 95% всех доходов страны приходились на экспорт нефти.

В 2014 году в Венесуэле разразился валютный дефицит, из-за чего импорт товаров практически прекратился. Президент Николас Мадуро принялся печатать новые деньги, пытаясь укрепить национальную валюту боливар, что привело к гиперинфляции.

В августе 2018 года инфляция составляла 32 714%, а к концу года достигла уже 1 000 000%! В сочетании с американскими санкциями, тотальной коррупцией и жёстким государственным социализмом это привело к неминуемому кризису.

В 2018 году почти 3 000 венесуэльцев ежедневно покидали свой дом, пытаясь перебраться в соседние страны — в основном в Колумбию. ООН назвало это самой большой массовой миграцией в истории Латинской Америки. Несколько миллионов покинули страну.

Но как выглядит жизнь тех, кто остался? Вот что рассказывают местные жители:

1. Граждане обязаны носить «карточку родины».

Это удостоверение личности, созданное правительством Венесуэлы по китайским лекалам. В нём указаны всевозможные личные данные: дата рождения, политические взгляды, медицинская история и финансовое положение.

Пока что такие карточки есть только у половины населения. Таким образом правительство пытается ввести в стране массовую слежку.

2. Лоток яиц стоит больше $15.

Цены повышаются ежедневно. Лоток яиц стоит так дорого, что учитель средней школы не может позволить себе эту «роскошь».

3. Основных товаров практически нет в продаже.

В Венесуэле невозможно купить шампунь, кондиционер, мыло, зубную пасту — даже туалетную бумагу! Если вам повезёт найти этот дефицитный товар, придётся отстоять в очереди и заплатить за 4 рулона сумму, эквивалентную 86% минимального месячного оклада.

Некоторым приходится отказаться от гигиенических средств, потому что не хватает на еду. Недельной зарплаты часто не хватает даже на мыло.

4. Воду и свет постоянно отключают.

Свет, воду и интернет отключают практически ежедневно. Воду приходится носить из уличных колонок, поэтому все держат дома запас вёдер.

Электричество могут отключить на несколько недель. А в некоторых районах водопровода и электроснабжения нет вовсе.

5. Многие лечатся ветеринарными препаратами.

В венесуэльских аптеках царит запустение. На чёрном рынке можно за большие деньги достать ветеринарные лекарства, которые ввозятся контрабандно. К сожалению, они часто поддельные и некачественные.

Врачи знают об этой проблеме, но зачастую закрывают глаза, полагая, что лучше принимать лекарства для животных, чем не принимать никаких.

6. Интернет очень медленный и подвержен цензуре.

До 2007 года в Венесуэле работал американский интернет-провайдер Verizon, и всё было терпимо. Но потом Чавес национализировал все телекоммуникационные услуги, «чтобы принести интернет в массы».

Теперь интернет стоит копейки, но связь одна из самых медленных в мире и совершенно ненадёжная. Кабели часто воруют и сдают на цветмет. У государства нет денег на их замену, поэтому целые районы живут вообще без интернета.

При этом «нежелательный» контент в Венесуэле блокируется правительством по образцу Китая и Ирана. А Tor, естественно, под запретом.

7. Весы и кассовые аппараты не справляются с раздутыми ценами.

С весны 2018 года венесуэльские магазины не торгуют ветчиной на развес — на электронных весах просто не хватает места для отображения цены (на тот момент — 1 480 000 боливаров за килограмм).

Старые кассовые аппараты тоже не справляются с новыми ценами: многие дорогие покупки приходится пробивать за несколько раз.

8. Многие жители перешли на бартер.

Поскольку валюта ничего не стоит, а банковских счетов почти ни у кого нет, люди переходят на натуральный обмен. Богатые люди расплачиваются за парковку батончиками, а в ресторане можно обменять салфетки на еду.

9. Из-за безработицы многие венесуэльцы подрабатывают неофициально.

За последние годы Венесуэла потеряла миллионы рабочих мест. Оставшиеся без работы люди вынуждены торговать сигаретами на улицах и искать подобные подработки.

До недавнего времени самой престижной была работа на нефтепромыслах. Но работников уволили и заменили солдатами, что привело к массовым катастрофам.

10. Некоторые сводят концы с концами за счёт азартных игр.

Из-за безработицы и безденежья многие пытаются выиграть деньги в азартных играх. Самая популярная местная игра — Los Animalitos, аналог рулетки. Билеты на игру продаются повсеместно.

Игроки ставят на животных, изображённых на колесе, после чего колесо раскручивают. Если выпадет выбранное животное, можно получить в 30 раз больше изначальной ставки.

11. Боливары низких номинаций используются для украшений.

Эмигранты, сбежавшие в Колумбию, делают из своих запасов обесцененных боливаров оригами и продают туристам, а заработанные доллары отправляют родственникам в Венесуэлу. Бумажные скульптуры из банкнот достоинством 50, 100 и 1000 боливаров имеют себестоимость около 50 центов и продаются за $10–15.

12. В стране царит голод.

Люди роются в помойках и падают в голодные обмороки. Взрослые отказываются от еды, чтобы накормить детей. Государственным служащим выдают пайки дешёвыми овощами.

И это не какие-то бомжи или отбросы общества, а ещё недавно относительно зажиточные граждане…

Читайте также:  Иммиграция в Израиль: как переехать из России в Израиль жить на ПМЖ, плюсы и минусы переезда

13. Ночной жизни в Венесуэле нет.

Раньше в Каракасе было множество баров, ночных клубов и кинотеатров. По мере обнищания населения они закрылись. Теперь люди максимум ходят друг к другу в гости, принося в качестве подарков еду, воду и туалетную бумагу, если есть такая возможность.

Кроме того, уличная преступность в Венесуэле достигла такого размаха, что выходить из дома в тёмное время суток отваживаются немногие. А освещения после семи вечера нет — Мадуро велел экономить электроэнергию…

А что вы думаете о крахе очередного социалистического эксперимента?

Русский парень переехал в Венесуэлу и рассказывает о своей жизни ($ 10 — это куча денег)

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Далеко не все мы готовы собственными руками устроить себе крутой жизненный поворот, даже если подчас недовольны тем, что имеем. И тем большее восхищение у нас вызывают те, кто решился на кардинальные перемены. Например, русский парень, уехавший на другой край Земли, где стоят в очередях за продуктами и плетут сумочки из обесценившихся купюр, зато круглый год солнце и море, а люди от души веселятся на карнавалах и ищут радость в самых простых вещах.

Мы в AdMe.ru зачитываемся историями Владимира, одного из пользователей сайта Pikabu, который рискнул переехать в Венесуэлу, и хотим рассказать о нем вам.

Мне было 27 лет, я неплохо зарабатывал, но, как и многие, мечтал свалить из серого Питера куда-нибудь, где тепло и море. В общем, переехал. В Венесуэле я живу уже 8 лет, занимаюсь небольшим бизнесом (импорт и экспорт продовольствия). Здесь 350 солнечных дней в году, ни ураганов, ни сезона дождей, ласковый ветерок и постоянные +27.

Я живу в небольшом городке на берегу моря, в котором не происходит ровным счетом ничего. Этот городок называется Эль-Кардон. Жить у моря немного утомительно. Во-первых, шум волн. Никуда от него не деться! Во-вторых, при эксплуатации любой техники у меня на террасе ее хватает месяца на 3–4 из-за соли. Соль сжирает абсолютно все: ноутбуки, телефоны, электроприборы. Так что это постоянные расходы.

Бензин здесь почти бесплатный, а купить американский олдтаймер не составляет труда: я люблю старые машины, у меня есть кадиллак 1961 года и пикап додж 1979-го

Каждое утро к берегу подходят рыбацкие лодки, привозя свежую рыбу, кальмаров и прочих морских обитателей, которых можно купить сразу же, здесь, у рыбаков, или на небольшом рыбном рынке. Я взял за привычку совершать утренние прогулки на этот рынок.

Пока я прогуливаюсь, меня не покидает чувство стабильности. Так же, как и вчера, год назад и даже 5 лет назад, на улице пахнет свежими кукурузными лепешками, рыбаки несут свой улов по домам. Шумя проржавевшими глушителями, ездят местные маршрутки ruta corta. Я прямо на берегу завтракаю эмпанадой (это такой чебурек из кукурузной муки с мясом, курицей или рыбой) и свежим ароматным кофе у доньи Зули.

Каждое утро я встаю в 7 утра и иду на пляж. Вот сюда. Иногда здесь можно увидеть гигантскую черепаху. Но редко.

Развлечений на острове много: кино, концерты, бары, рестораны, у меня рядом с домом аквапарк. Цены в полтора-два раза ниже, чем в России. Дайвинг, подводная охота — все это в избытке. Ну а если ты, дружок, предпочитаешь рыбалку, как я. Тунцы по 60 кг, барракуды, кинг-фиш, дорады по 50 кг! У меня есть небольшая лодочка, и я всегда обеспечен морепродуктами.

Холодное пиво по $ 3 за ящик, лобстеры, рыба и ром сделали свое дело, и я наел тут лишних кг 40. Борьбу с ними в последнее время стало вести немного проще: в 2017 году в Венесуэле случился кризис. Социалистический рай закончился резко и неожиданно: инфляция в миллион процентов, Национальная гвардия, потрошащая предпринимателей на предмет спекулятивных товаров, преступность. Цены взлетели до небес. Единственное, что пока дешево, это бензин, мясо и ром.

Как же живется в стране сейчас? Я бы выразил это одним словом: дико! Я живу не в охраняемом поселке, поэтому наличие дома оружия — это необходимость. Такой револьвер лежит на моей прикроватной тумбочке. Но по улицам ходить не страшно: у меня огромная коллекция шлепок и шорт. Шлепки, шорты, кредитка. С таким набором ты никому не интересен.

Россияне рассказали, как живут в Венесуэле в разгар кризиса

Жизнь в долг. Почти бесплатный бензин, прекрасные пляжи и инфляция

В последние дни Венесуэла не сходит с верхних строчек мировых информационных агентств, которые пестрят заголовками о попытке государственного переворота. Удивительно, но на этом фоне в стране продолжается обычная жизнь, мало напоминающая “цветные революции” последних лет. Здесь работают школы, магазины, рестораны. В Боливарианской республике сегодня проживают около 700 наших сограждан – кто постоянно, а кто лишь на время работы.

“Мы приехали сюда около 10 лет назад, сейчас у нас здесь много друзей-венесуэльцев, – говорит Александр, один из россиян, проживающих в городе-миллионнике Баркисимето. – К политическим волнениям нам не привыкать – они здесь происходят постоянно. По большому счету, на обычную жизнь они особенно не влияют. Главное – знать о демонстрациях и объезжать их стороной, чтобы не попасть под горячую руку”.

Наш соотечественник, который занимается бизнесом, признается, что жизнь в Венесуэле не сахар и начинает перечислять проблемы, с которыми сталкивается повседневно.

“Здесь нельзя что-то планировать больше, чем на пару дней. Всегда может произойти что-то непредвиденное. Касается это абсолютно всего. Например, наличия продуктов.

Конечно, распространяемые страшилки про совершенно пустые полки – полная околесица. Суть в том, что продукты и бытовая химия могут неожиданно пропасть. Например, две недели назад все полки были заставлены макаронами, а сегодня их днем с огнем не сыщешь. Но к этому привыкаешь и закупаешься впрок”, – говорит “овенесуэлившийся” россиянин.

А вот гиперинфляция действительно является огромной проблемой. По словам Александра, приходится весь получаемый доход постоянно переводить в доллары – единственный способ сохранить сбережения. Или же тут же тратить, покупая какие-то товары.

Есть и еще один механизм, который разработали предприимчивые венесуэльцы. Дело в том, что еще со времен Чавеса, Боливарианская республика – страна, где крайне развита банковская система. Поэтому у каждого венесуэльца огромное число кредитных карточек, практически всех банков.

Вот и получается, что покупают сегодня, а возвращают деньги за покупку спустя месяц, когда национальная валюта уже обесценилась. Такими операциями и живут. Развитость банковской системы, уверяет Александр, отнюдь не миф. В пример приводит знаменитый отдых на райских пляжах страны – там за покупки у местных рыбаков, предлагающих устрицы и прочие морепродукты, можно расплатиться кредитной картой: “Банковский терминал принесут прямо в море, по пояс в воде. Главное – покупай”.

В некоторой степени инфляцию подстегивает и экономическая политика властей, которые регулярно повышают установленную минимальную заработную плату. Цены, разумеется, реагируют усиленным ростом.

Вообще райский климат и природные богатства Венесуэлы – отдельная тема для разговора. Александр сам считает, что, несмотря на свое происхождение и привычку трудиться, пожив здесь, зачастую ловит себя на мысли, что дела можно отложить на пару дней – они никуда не денутся, а пока можно выкроить время съездить на пляж. Благо, смены сезонов фактически не бывает – лето здесь круглый год.

“Вообще местные пляжи – это место, где о каких-то экономических кризисах или политическом противостоянии забываешь. Для венесуэльцев это лучший отдых. Любому политическому митингу они предпочтут провести день с семьей на море, уезжают туда при любой возможности, – говорит Александр. – Особняком стоят общенациональные праздники. В эти дни на пляжах яблоку негде упасть. Больше всего поражает количество дорогих и роскошных яхт, всевозможных гоночных катеров.

Отовсюду играет музыка, льется алкоголь. Совершенно непонятно, кого из этих людей заботит бедственное положение страны и кто готов скинуть ненавистный многим режим. И ведь речь идет о всех венесуэльцах, без деления по уровню достатка или политическим предпочтениям. Они такие люди – на праздник всегда находятся и средства, и время”.

Приезжают наши соотечественники в Венесуэлу и в командировки, зачастую весьма продолжительные. Прежде всего, речь идет о сотрудниках компаний. Российские фирмы пришли на венесуэльский рынок в результате вышедших на новый уровень при Уго Чавесе двусторонних отношений – представителях стратегических нефтедобывающей и оборонной промышленности – всего тоже около 300 человек.

В Венесуэле, например, работают специалисты “Ростехнологий”, “Роснефти” и “Газпромбанка”. Условия у российских сотрудников жесткие. Вызвано это, в первую очередь, плачевной криминогенной ситуацией в республике. В отдаленных поселениях, где, к примеру, живут наши нефтедобытчики, как правило, введен комендантский час. Сотрудников доставляют под охраной от места жительства, которое усиленно охраняется, до работы, затем возвращают назад.

Продукты привозят или же проводят коллективные выезды за покупками под охраной. Машины оборудованы GPS-трекерами – как только автомобиль появляется в “запретной зоне”, к нему тут же выезжает группа местных военных.

В Каракасе ситуация немногим лучше. Венесуэла вообще “славится” уровнем преступности – страна регулярно находится на верхушке рейтинга самых неблагополучных стран по этому показателю. Вот только проблема в том, что преступность здесь не организованная.

“Удивительно, но в городах Венесуэлы нельзя назвать безопасные районы. Напасть могут везде. Я живу в относительно благополучной столице республики, так там вооруженные налеты происходят в совершенно хаотичном порядке – ограбить могут где угодно, даже в местах, считающихся благополучными, – говорит Владимир, российский инженер из Каракаса. – Сами венесуэльцы боятся уличной преступности, пожалуй, даже больше приезжих – с наступлением темноты количество машин на улицах резко снижается, а к 9 часам вечера увидеть кого-то на улице вообще редкость”.

У большинства венесуэльцев есть личный транспорт. Средний класс передвигается преимущественно на больших американских внедорожниках – еще одно напоминание о щедрой политике Уго Чавеса, субсидировавшего цены на машины. Для бедных слоев населения здесь предназначены мотоциклы.

“Ставшая у местных уже притчей во языцех история, объясняющая засилие вездесущих и несоблюдающих элементарные правила дорожного движения мотоциклистов, гласит, что во времена команданте властям было проще раздать за бесценок большое количество мотоциклов, чем организовывать работу общественного транспорта, – рассказывает Владимир. – На китайские кредиты купили китайские же мопеды, раздали их беднякам, и все остались довольны”.

Тем более мотоцикл может проехать там, где не проедет машина – в расположенных вокруг всех крупных городов трущобах, называемых здесь “барриос”. До главного столичного района трущоб – Петаре – при Чавесе дотянули ветку метро.

“Метро в Каракасе неплохое, но надо всегда быть на стороже – убить не убьют, но что-то украсть могут легко”, – поясняет наш соотечественник. Проезд стоит смехотворных денег. Однажды дошло даже до того, что турникеты на вход просто оставались открытыми на протяжении нескольких месяцев – затраты на обслуживание пропускной системы оказались больше средств, получаемых от продажи билетов.

Говоря о Венесуэле, нельзя не упомянуть ставшими легендарными во всем мире цены на бензин. Переводить их в долларовый эквивалент не имеет никакого смысла – 50-литровый бак бензина будет стоить около 1 цента.

“Бензин по-прежнему стоит копейки, – говорит Владимир. – Иногда бывают перебои с поставками, но обычно все быстро налаживается. Вообще бензин хорошего качества, жалоб на поломки автомобилей из-за плохого топлива я не слышал”.

Что хорошо обычным венесуэльцам, оборачивается настоящей катастрофой для венесуэльской нефтегазовой корпорации ПДВСА. Именно на ее плечи ложится субсидирование цен на бензин. Об экономической выгоде даже близко говорить не приходится. Не остается средств и на инвестиции в сферу добычи углеводородов – оборудование не менялось годами, новые технологии не используются. В нецелевых расходах главной нефтедобывающей компании страны и кроется ответ на вопрос, почему в самой богатой по запасам черного золота в мире стране падает добыча нефти.

Явные перекосы в местной экономике вообще не редкость. Как и бензин, правительство раньше регулярно субсидировало продукты. В пересчете на доллары они стоили копейки.

“Такая ситуация привела к возникновению теневого бизнеса – предприимчивые граждане покупали товары по бросовым ценам и перепродавали их втридорога, а то и вообще контрабандой вывозили в приграничную Колумбию, – вспоминает российский инженер. – Сейчас же у правительства денег на это просто нет. Но все же придумана новая программа – адресной помощи беднейшим слоям населения. Она, хоть и с перебоями, но работает”. Оформившие соответствующие документы получают специальные наборы со всем необходимым – коробки с макаронами, мукой, рисом, кукурузой, мясом средствами бытовой химии… Государство тратит на эти цели огромные средства. Правда, потом многие из этих товаров оказываются на прилавках у спекулянтов…

Буксует и программа снабжения социальным жильем нуждающихся семей. “У меня есть знакомые, которые получили квартиры около 5 лет назад, а есть венесуэльцы, которым квартиру выдали только сейчас, – рассказывает Владимир. Разница колоссальная – раньше это была полностью экипированная квартира со всем необходимым и неплохим ремонтом, а сейчас это преимущественно голые стены”. Но все же для многих это куда лучше, чем те разноцветные домики в “барриос”, лишенные элементарных удобств.

Со времен начала программы выделения соцжилья выдано уже 2 миллиона квартир. “Но венесуэльцы не были бы самими собой, если бы не придумали оригинальный способ нажиться на предоставленных государством квартирах. Довольно большое количество получивших их семей квартиры просто сдают, а продолжают жить в “барриос”. Там им удобнее и привычнее, быт уже налажен – знают всех соседей, не платят за коммунальные услуги. А так еще получают неплохую прибавку к месячному заработку”, – делится примером венесуэльской предприимчивости Владимир.

“Я уверен, что проблема нынешнего кризиса в том, что венесуэльцы хотят жить как минимум не хуже, чем они привыкли в годы высоких цен на нефть и реально функционирующих госпрограмм, – подытоживает Владимир. – Вот только теперь государство уже не может прокормить всех, кто привык получать дешевые продукты и разноплановую помощь от властей просто так. Возникшим на этой почве недовольством вовсю пользуются местные оппозиционеры”.

Читайте также:  Проверка готовности гражданства РФ онлайн по фамилии: пошаговая инструкция

По его словам, никто из его венесуэльских знакомых, выступающих за оппозицию, не знает даже примерной политической программы лидеров антиправительственных сил. “Люди здесь часами могут рассуждать про политику, при этом, как ни странно, они крайне аполитичны – по большому счету, им совершенно все равно, кто находится у власти, главное – чтобы решались их насущные проблемы и бензин продолжал стоить копейки, а солнце, пляжи и море здесь и так будут”.

“Главное, чтобы новые потрясения опять не вылились в затяжное уличное противостояние”, – не сговариваясь, тревожатся оба россиянина, с опаской вспоминая протесты 2017 года, когда страна, фактически, оказалась парализованной. Тогда радикальная молодежь вела настоящую уличную войну против боливарианских властей.

На протяжении четырех месяцев страна жила на осадном положении. Например, в Каракасе на дорогах возводились настоящие баррикады, передвигаться по городу можно было лишь на упомянутых мотоциклах, да и то не везде.

“Сейчас ситуация в Венесуэле, похоже, поменялась. Политическая апатия в обществе растет. На митинги выходит все меньше людей – уж слишком долго они поддерживали оппозиционеров, но ничего так и не менялось, – полагает Владимир. – Возникает вопрос, насколько провозгласивший себя не только президентом страны, но и единым лидером венесуэльской оппозиции Хуан Гуаидо сможет “поднять” рядовых венесуэльцев”.

Последние уличные шествия, как минимум, показали, что это пока не очень получается – количество участников демонстраций не дотягивает даже до протестных акций 2017 года. Возможно, заручившись поддержкой со стороны американцев, Гуаидо и сможет мобилизовать противников действующих властей.

“Ясно одно – политическое противостояние в республике вряд ли скоро закончится, а сами венесуэльцы будут вынуждены принимать непосредственное участие в этой борьбе. Это замечательная страна, жалко, что из-за несметных природных сокровищ Венесуэлу вряд ли оставят в покое и дадут самостоятельно решать свои проблемы”, – с грустью в голосе заканчивает Владимир.

Как переехать жить в Венесуэлу

Венесуэла не является популярной страной для иммиграции, ведь здесь достаточно низкий уровень жизни, сильно развита беднота, маленькие зарплаты, благодаря чему высокий уровень преступности. Поэтому при иммиграции у каждого желающего имеются веские причины для осуществления данного шага.

Единственное преимущество государства — географическое расположение (север Южной Америки, а рядом находиться остров Маргарита), за счет чего оно привлекает к себе множество отдыхающих.

Особенности жизни в Венесуэлу

Возможно, благодаря всем вышеперечисленным недостаткам, страна лояльно относится абсолютно к каждому иммигранту, и оформить сюда визу не составляет особого труда. Однако за нее придется заплатить государственную пошлину в размере 3000 долларов США.

Жизнь в Венесуэле не ограничивается одними недостатками и имеет свои положительные особенности, подразделяющиеся на те, которые касаются всех граждан и разделенные на временно проживающих и имеющих гражданство.

Общие положительные особенности:

  • Чистая экология, увеличивающая продолжительность жизни;
  • Множество культурных достопримечательностей, доступные для общего просмотра;
  • Гостеприимные и дружелюбные местные жители;
  • Простой необходимый для проживания местный язык — испанский, легко поддающийся изучению;
  • Низкие цены на бензин, дешевые продукты и недвижимость. Для наглядности достаточно привезти несколько примеров: ужин в самом дорогом ресторане обойдется не более 800 рублей, обычный фаст-фуд — около 40 рублей (порция), литр бензина — 6-7 рублей и т.д.

Для лиц без гражданства

Русский гражданин, проживающий на территории страны на законных основаниях (при наличии ВНЖ) обладает многими возможностями и преимуществами, которыми наделены и местные жители. Если сравнивать с другими странами, то Венесуэла – это одна из таких государств, которые не препятствуют личностному развитию и простому существованию русских иммигрантов. Поэтому каждое лицо имеет право:

  • Получить водительские права;
  • Открыть собственный бизнес или купить готовый;
  • Открыть счета в банке;
  • Получить образование;
  • Приобрести недвижимость;
  • Перевести свою семью;
  • Отдать на обучение своих детей в местные школы и ВУЗы (но только на платной основе);
  • Официально трудоустроиться и т.д.

Чтобы воспользоваться данными возможностями, россиянину необходимо иммигрировать в страну (получить вид на жительство) одним из следующих способов:

  • Заключить брак с гражданином Венесуэлы. Законодательство не контролирует фиктивные браки, поэтому после получения гражданства одним из супругов, многие браки сразу распадаются.
  • Найти подходящую работу и получить приглашение от компании. Зарплаты в стране очень низкие, поэтому для тех, кто едет в надежде заработать — такой способ не подходит. Также, если учесть, что из коренных венесуэльцев мало кто получает полное образование (многие вместо школ и ВУЗов идут работать), русские рабочие способны составить огромную конкуренцию в борьбе за какую-либо вакансию.
  • Открыть на территории республики собственный бизнес. Властями в данном случае не установлено никаких ограничений, и каждый случай будет рассматриваться в индивидуальном порядке. Главным плюсом такого способа является лояльная система налогообложения.
  • Инвестировать в экономику страны. Государство часто запускает такие программы, но законом не утверждено определенных сумм, каждый раз они зависят от потребностей. Поэтому для обеспеченных русских граждан такой способ является самым простым для иммигрирования, который никогда не создаст проблем.
  • Получение образования. Поступить в ВУЗ в Венесуэле достаточно легко. Необходимо лишь знать местный язык, а качество обучения здесь ничуть не уступает российскому.
  • Уехать в качестве талантливого спортсмена, музыканта ученого и т.д. Государство для таких лиц также очень часто подготавливает программы, позволяющие получить ВНЖ, а после и ПМЖ.

Безусловно, все вышеперечисленные особенности также доступны и для граждан с венесуэльским паспортом.

Жизнь в стране на постоянной основе

Правительством государства было разработано несколько программ, которые позволяют получить практически каждому приезжему гражданство, но для этого нужно прожить некоторое время в стране (около 5 лет) в статусе домисильядо. Одним из главных требований для получения местного паспорта является соблюдение всех местных законов.

Внутренний паспорт Венесуэлы предоставляет своему владельцу различные преимущества:

  • Путешествия без визы по большинству стран Западной Европы и Канаде;
  • Возможность получить долгосрочную визу на многократные поездки в США;
  • Получение бесплатного образования;
  • Бесплатное получение медицинских услуг;
  • На покупку медицинских препаратов предоставляется скидка размером 50%;
  • Снижение налоговой ставки на движимое и недвижимое имущество;
  • Снижение налоговой ставки при ведении бизнеса с 13% до 9%;
  • Автоматическое присвоение гражданства собственному ребенку.

Стоит ли переезжать в страну из России

На данный вопрос невозможно дать однозначного ответа, ведь все зависит от того, что хочет получить русский иммигрант от проживания в данном государстве.

Переезд в Венесуэлу однозначно подойдет для пенсионеров, но для них страна не подготовила никаких подходящих программ. Хотя при финансовой независимости или наличия возможности инвестирования в экономику страны, можно провести здесь незабываемую и спокойную старость.

Также людям, имеющим высшее образование и проживающие, например, в холодной Сибири и с низким заработком, страна подойдет в качестве постоянного места жительства. Ведь найти работу им не составит труда, а теплый климат добавит комфортности к жизни. Несмотря на то, что заработная плата, скорее всего, не сильно будет отличаться, от размера той, которую выплачивали на родине, жизнь станет проще за счет низких цен на жилплощади, продукты и прочие различные категории товаров.

В Венесуэлу можно переехать любым состоявшимся людям, у которых есть возможность приобрести для себя шикарную виллу на берегу, руководить бизнесом на родине и открыть еще один для увеличения дохода. Бизнесмены пытаются сюда попасть, так как рынок страны очень беден и даже в магазинах очень часто пустуют прилавки. Поэтому при правильном ведении дела здесь можно стать достаточно зажиточным человеком. Пребывание в стране будет походить как вечных отпуск, в одном из красивых мест мира. Для богатых людей здесь абсолютно все доступно, впринцепе, как и в любой другой стране.

Приводить примеры можно бесконечно, поэтому перед принятием решения о переезде нужно взвесить все «за» и «против», чтобы в итоге не потерять, что имеется в России и не остаться у разбитого корыта.

Пока в стране не наладиться экономическая обстановка, других выводов сделать сложно.

Что советуют переехавшие россияне

После переезда в венесуэлу, отзывы переехавших достаточно различны и противоположны, поэтому каждый для себя должен сделать определенные выводы.

Кирилл Миронов, 42 года, г. Томск

Мы с семьей перебрались в Барксиметр еще 10 лет назад, и уже через год проживания я понял, что сделал правильный выбор и советую до сих пор всем. На сегодняшний день мы обзавелись множеством друзей, работаем на отличных работах, на высоких должностях и планируем уже приобрести большой дом.

Да, здесь нестабильно, очень развита преступность, даже коренные жители, когда темно не рискуют покидать своих домов, но если знать безопасные места и не лезть самому на рожон, то все не так страшно. Единственный и самый главный минус — возможность остаться на несколько дней без продуктов, у нас случалось так несколько раз, поэтому сейчас мы закупаемся таким образом, чтобы запасов хватило минимум на 2 недели, а то и месяц. Очень часто бывает так, что заходишь в магазин, а там не то что продуктов, там и бытовой химией не пахнет.

В остальном я всем доволен и пытаюсь уговорить своих родителей переехать к нам, чтобы хоть на старости лет погрели свои косточки и забыли, что такое суровые сибирские морозы. Кстати ПМЖ и гражданство получили достаточно просто.

Сбежала из страны через три месяца проживания. Начиталась отзывов, собрала вещи и поехала — зря. Мне кажется, там за палку колбасы убить готовы, да или вообще просто так. Одни голодранцы на улицах. И вообще, кто придумал миф о дружелюбных и приветливых местных жителях? Мимо могут пройти толкнуть и не обернуться даже, могут просто так нецензурными словами покрыть, за то, что просто дорогу спросила. Я могу сколько угодно продолжать. Все сложившееся мнение о население развернуло меня на 180 градусов к желанию переехать сюда, даже благоприятный климат и наикрасивейшая природа не помогли. Все таки в России намного спокойнее.

Я в восторге от переезда. Это же настоящий рай! Несмотря на то, что это мой первый опыт иммиграции, считаю, что он получился и достаточно неплохой.
Открыл для себя небольшой бизнес по поставке различного типа продукции, разбирают в считанные секунды все, даже иногда заранее делают заказы или узнают, когда будет очередная поставка, чтобы не пропустить. Когда привожу новые и неизведанные категории товаров — разбирают буквально за час.

Поэтому если правильно мыслить и делать, здесь можно неплохо разбогатеть. Хотя я уже приехал сюда с несколькими млн и особо не нуждался в деньгах, но раз дела идут в гору, почему бы и нет, как говориться. Должен же я приумножать свои средства.

Живу один в огромном доме, наслаждаюсь погодой каждый день. Часто путешествую. Осталось найти жену и обзавестись детьми, и жизнь точно удалась. Не спорю, что когда-нибудь захочу вернуться на родину, но свой дом продавать уже не буду, ведь Венесуэла — это идеальное место для отдыха, если знать в какой сезон сюда приезжать.

Раньше считал, что переехать в Венесуэлу будет моей мечтой всей жизни, но после иммиграции я понял, что ошибался. Скажу прямо, врагу не пожелаешь жить в таком государстве, преступления совершаются почти на каждом шагу. Напоминает специфические районы Америки. Поэтому не понимаю людей, кто хочет получить здесь ПМЖ и тем более гражданство!

Не читайте отзывы и комментарии на сайтах, все нужно испытывать на себе, иначе — никак.

Как сегодня живут и выживают русские люди в Венесуэле?

Спецкоры Kp.ru Александр Коц и Антон Фокин узнали, как выживают в стране, которая на глазах превращается в горячую точку, тысячи выходцев из России и СССР.

Первая волна эмиграции

Пожилой мужчина ждал нас у дороги в своем небогатом районе. Еще не фавеллы, но уже и не сияющий стеклянными витринами центр Каракаса. Мы условились, что машина «выкинет» нас здесь, а Владимир Лысенко, наш новый знакомый, один из сотен русских в Венесуэле, сам проводит позже до гостиницы.

– Только камеру оставьте в машине, – сразу предупредил он. – Я вас на метро прокачу. Моя машина сломана. Недавно меня пытались ограбить. Мотоциклист перегородил дорогу, направил пистолет. Я его сбил и поехал от греха подальше. Теперь нужны запчасти, а их к немецкой машине не достать. Пытался заказать из Бразилии, но граница сейчас перекрыта.

72-летний Владимир Олегович, потомок забайкальских казаков, рассказывает об этом буднично, показывая повреждения на своем маленьком красном Фольксвагене. Он из тех русских, что живет здесь всю свою сознательную жизнь.


Владимир Лысенко и его Фольксваген, запчасти к которому в Венесуэле достать непросто. Фото: Александр Коц

Биография у него такая, что впору сериал снимать. Родился в далеком Китае. Дед – есаул – был откомандирован когда-то в Харбин на охрану Китайско-восточной железной дороги, которая соединила Москву с Пекином и принадлежала Российской Империи. Воевал в 1905-м году с японцами.

После революции остался. Отец Лысенко, окончив в Харбине технический университет, построил электростанцию в Драгоценке – во Внутренней Монголии. Жили казачьим укладом – лошади, коровы, хозяйство.

С приходом Мао Цзэдуна имущество у русских в Китае начали, как сказали бы сегодня, потихоньку отжимать. А Владимир Лысенко, тем временем, окончил советскую десятилетку в Харбине.

В 1963 году в разгар противостояния между СССР и КНР (который в 1969 году вылился в конфликт на острове Даманский), русских, евреев, поляков из Китая попросили. Кто-то уехал в Советский Союз – на целину. Семья Лысенко на поезде отправилась в Гонконг – у отца было китайское подданство). Там промыкались 2,5 года – спасибо Красному кресту за кров и еду. А потом семья переехала в Венесуэлу.

Читайте также:  Жизнь в Индии: как иммигрировать в Индию жить на ПМЖ, плюсы и минусы

От фазенды до зарплаты в $15

– Здесь у папы был знакомый, бывший советский офицер, – приглашает нас в свою скромную квартирку Владимир Олегович. – Во Вторую Мировую он попал в плен, освободили американцы, и он приехал сюда. Здесь тоже работал в армии, налаживал аппаратуру. Первым в семье пошел работать я – в 17 лет. Токарем, чернорабочим, потом водителем. По вечерам учил испанский. Поступил в университет и работал пожарным. Позже пахал на заводе в джунглях электриком. Заметили, послали в Италию на переподготовку.

Мы осматриваемся в небольшом зале. Спортивный тренажер, картины на стенах – китайские пагоды и заснеженная изба. Старые пожелтевшие журналы на столике. Раритетный проигрыватель. Два заряжающихся автомобильных аккумулятора. Громко тикающие часы, кажется, из позапрошлого века.

Владимир Лысенко рассказывает, как постепенно стал высококлассным специалистом, инженером. Работал по всей Латинской Америке. Имел заимку (так и сказал) на 250 гектар, дом. Мог позволить купить машину и себе, и жене. А сейчас, в 72 года работает начальником проектов в Минэкологии. Занимается ремонтом и установкой лифтов, проектирует колодцы для добычи воды, пытается достать запчасти для разного оборудования, получает продуктовую коробку раз в месяц и жалование в 15 долларов.


В гостях у Владимира Лысенко. Фото: Александр Коц

– Сейчас все испорчено, разрушено. Ничего не чинят, не ремонтируют. Запчастей нет. Из-за санкций нам не продают запчасти ни к лифтам, ни к эскалаторам. Я доставал через друга из Чили через Канаду. Но сейчас и это невозможно. Только Китай продает.

– Вам не обидно, что раньше вы могли себе позволить все, а теперь даже в кафе не сходить.

– Нас прижимают. Страна очень богатая. Вспомните Ирак. Там все было нормально, пока американцы не пришли. Шииты с суннитами не воевали. А теперь что? Или Ливия. Тоже жили в мире, пока США не разрушили страну. В Сирии то же самое пытались сделать, но наш президент Путин начал им помогать.

– Любопытно, что вы ни разу не были в России, а Путина называете «нашим президентом»…

– Я же русский! Я был воспитан как русский, был пионером, комсомольцем. Меня учили любить мою Родину. Я был в русском клубе в Аргентине – там очень любят Россию. Казаки в Австралии – тоже. Кто помог Парагваю выиграть войну против Бразилии, Чили, Аргентины и Боливии? Русские. Там есть памятник русским казакам. Мы по всему миру, и мы любим Россию на самом деле, по-настоящему.


На «Русском вечере» Владимир Лысенко выступил в роли Деда Мороза. Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

– Россию, которая сейчас поддерживает Мадуро.

– Все верно. Я за него голосовал. А за того (самопровозглашенного президента Гуайдо, – ред.) – нет. Откуда он взялся? Сам себя назначил. Мы разделены на богатые, средние и бедные районы. В богатых районах все рестораны полны людей. У нас все закрыто, потому что денег у людей нет.

Страна-то богатая, здесь все есть. И они хотят нас грабить. Чавеса боялись. А здесь дали денег, и человек провозгласил себя главой государства. Но они – не Венесуэла. Венесуэла – это сельские районы, деревни, крестьяне. А не богатый район Альтамира.

– Чего же Венесуэле не хватает, чтобы жить достойно?

– А посмотрите на Боливию, там же нет такой ужасной экономической ситуации? Что сделал Моралес? Он собрал всех людей, которые понимают в экономике, в том числе оппозицию. Сказал: «Это ваша страна, вы здесь родились. Помогите мне поднять ее на ноги». И многие начали ему помогать, вытащили страну. Здесь тоже полно специалистов. Но почти на всех постах стоят военные. Они знают свое военное дело, но они не инженеры, не строители, не врачи. И при этом занимают ответственные должности, делят кресла между своими родственниками и друзьями. У меня все молодые инженеры ушли, они получали то же жалование, что и уборщицы. Уехали в Колумбию. Здесь им не хватает на еду, а там за два года покупают квартиру.

– Тяжело вам…


В свои 72 года Владимир работает начальником проектов, государство платит ему зарплату в 15 долларов и обеспечивает ежемесячной коробкой продуктов. Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Владимир Олегович взглянул на часы – надо идти, чтобы успеть до темноты. Он просит нас убрать телефоны в карманы. Свой прячет в нательную сумку, прикрывая сверху рубашкой. В метро проходим бесплатно.

Себестоимость печати билетов выше, чем сам проезд. Эскалатор не работает – запчастей нет. Пять остановок, наверху, у станции, прямо на асфальте торгуют старенькими мобилами. «Ворованные», – мелькнуло в голове.

– Вы в отличной форме, – совсем без лести говорим долговязому длинноногому мужичку (назвать старичком Владимира Олеговича язык не поворачивается). – За вами не угонишься.

– Всю жизнь спортом занимаюсь. Баскет, джиу джитсу, бассейн, зарядку делаю каждый день. На аккордеоне раньше играл. Но вот руку перебили, а на операцию денег нет.

– Грабители?

– Да, в мае. Пять человек с палками обступили. Но я знаю, как защищаться.

– Показали русский характер?

Жить здесь – это искусство

Потомок казаков Лысенко, фатально спокойный и гипнотически флегматичный – не похож на других наших соотечественников, с которыми мы встретились двумя днями ранее. Игорь и Елена, в отличие от него, сразу просят не упоминать их имен и даже не описывать внешность.

– Жить в Венесуэле – это искусство, надо постоянно иметь «радар» и понимать, куда нужно идти, а куда нет, – объясняет нам Елена в кафе в престижном районе Альтамира.

– Здесь большая часть проблем связана не с политикой, а с экономикой. Смотрите, мне недавно повысили зарплату в три раза, но даже любое блюдо в кафе, где мы сейчас сидим, стоит половину моего оклада.

– Общество очень поляризовано, – говорит Игорь. – Если ты примыкаешь к одной группе, то для второй автоматически становишься врагом. Попытка быть объективным еще хуже – тебя начинают «клевать» сразу с обеих сторон. Сейчас в венесуэльской политике есть, условно говоря, три группы – чависты, оппозиция и третьи – это бывшие чависты и оппозиционеры, недовольные традиционными партиями.

По словам наших соотечественников, к русским здесь всегда относились благодушно. Но в последнее время все изменилось.

– Венесуэльцы стали обобщать всех русских, причем говорят уже не просто о государстве, а пишут вообще – русские то, русские это, – возмущается Елена. – Этого не было никогда. Даже в советское время к нам хорошо относилось и правительство и оппозиция. А сейчас используют любой повод для критики. В Венесуэле формируется мнение, что Россия обкрадывает страну – высасывает ресурсы за бесценок. В соцсетях уже встречается выражение «эти русские выродки», чего раньше никогда не было…


По мнению Игоря и Елены, в Венесуэле формируется мнение, что Россия обкрадывает их страну. Фото: Александр Коц

По лицам и поведению наших собеседников видно, что ситуация, мягко говоря, не доставляет им удовольствия. Елена осязаемо искрила нервозностью и плохо скрываемым страхом перед неопределенным будущим.

Его всегда видно в глазах людей, не принимающих активное участие в судьбе своей страны во время смуты. И таких людей, как правило, большинство. Впрочем, не все настроены так пессимистично.

Технологии переворота

– Каракас – город сложный. Но его проблема в том, что это энергетическое гнездо, его жители более податливы этим истериям, – объясняет нам житель четвертого по величине города Венесуэлы – Баркисименто – Геннадий Мерц. – Они менее адекватны в такой ситуации. Критичной я ее до сих пор назвать не могу. Такая обстановка у нас уже несколько лет. Конечно русская интеллигенция здесь – преподаватели, профессора – находятся в условиях выживания.

Преподаватели университетов сейчас бастуют, потому что профессор высшей категории получает не более 10 долларов в месяц. Хотя когда-то он получал от тысячи долларов и больше. А пойти торговать в супермаркете ему менталитет не позволит. В крайнем случае – частные уроки, хоть какая-то подработка.

Геннадий – бизнесмен. В суровых венесуэльских условиях он умудряется привлекать туристов-экстремалов – готовит экспедиции в джунглях, водит альпинистов на вершины-пятитысячники, производит спецпитание для высокогорных переходов. Он не привязан ни к местному рынку, ни к внешнему. Да и клиенты его специфичны – лезут туда, куда никто особо не стремится.


Геннадий Мерц – бизнесмен, его клиенты – иностранные энтузиасты альпинизма. Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

– К иностранцам здесь относятся очень хорошо, – уверяет Геннадий. – Но за последние полгода из-за того, что некоторые обещания и проекты светлого будущего наш президент (Мадуро, – ред.) связывает с Россией, Москва выставляется гарантом грядущего благоденствия. А оно все не наступает. На волне недовольства, разочарования, отношение ухудшается. Россиян сейчас сопоставляют скорее с заявлениями властей, а не с тем, что мы такие жадные и хотим достать тут нефть. Ну, а Западу Венесуэла сегодня интересна как полигон по отработке новых решений по смене власти.

– Чего здесь больше? Технологий или народного возмущения?

– Конечно технологий. Как Украина – там что, восстание было? Венесуэльцы очень терпеливый народ, очень дружелюбный. Они даже сейчас поют песни. Радуются тому, что могут выйти на улицу, помитинговать. Но, к сожалению, это зомби. Это материал, с которым работают технологи. С августа на кабельном телевидении мощно пошла реклама этого молодого латиноамериканца (Гуайдо, – ред.), с немножко африканскими чертами, который показывает энергию, решимость… Я еще думал, блин, кому он принадлежит? К чему нас готовят? И вдруг он выстреливает. Сначала становится председателем Национальной ассамблеи, а потом объявляет себя президентом. Ну представьте в Москве выходит товарищ на Красную площадь, залезает на мавзолей и провозглашает себя главой государства.

Американцы через полчаса говорят: «Красавчик, признаем! Держи пин-код от карточки на внешние деньги. А если власти посадят тебя в дурку, у них будут проблемы». И все притихли. Да посадите его в палату № 6, вот и решение всех вопросов. Но решения-то принимаются снаружи, не в Венесуэле.


Геннадий об участниках уличных протестов: «К сожалению, это зомби. Это материал, с которым работают технологи». Фото: Александр Коц

Пельмени с кокошниками

– Ну тут же есть все-таки что предъявить власти?

– Люди в верхах абсолютно не понимают, как распоряжаться своими ресурсами. У меня как у бизнесмена большие проблемы. Фирмы умирают, деловые связи нарушаются, невозможно заняться экспортом. Производство в стране упало на 90%. В стране практически ничего не производится… А что будет делать рабочий, которого я уволю, выполнив перед ним все обязательства? Его принимает в объятие государство, говоря: «Мы тебя осчастливим коробкой с продуктами раз в месяц». И все эти уволенные работники становятся заложниками государственной социальной помощи.

– Все это выглядит не очень логично…

– Латинская Америка – это совсем другой мир. Здесь правят военные, потому что они более образованы. Войны тут не бывает, делать им нечего, вот они и занимаются политикой. А венесуэльцы – хороший народ. Женщины красивые и очень хозяйственные. Здесь жить комфортно, но надо дать людям возможность работать. Почему не работают главные концерны? Почему за 15-20 лет не заработал мощнейший государственный агрокомплекс?

Все большие проекты сдохли, потому что государством не были обеспечены. Сюда приходят, чтобы продать.

И Россия пришла, чтобы извлечь какую-то прибыль, застолбить какое-то место в латинском мире. Но партнер оказался не очень работящий. Климат здесь не располагает к тому, чтобы вкалывать. Слово «маньяна» (завтра – исп.) знаете? Это «возможно на следующей неделе»…

Тем временем

Мягкая сила Родины

В этих условиях русская община Венесуэлы, как ни странно, продолжает встречаться и проводить культурные мероприятия. По сути, это инструмент народной дипломатии, благодаря которому наши соотечественники пытаются сохранить доброе отношение и к себе, и к нашей стране

– Мы очень плотно работаем с Россотрудничеством, с главой этой организации в Венесуэле Алексеем Гуляевым, он молодец, поддерживает нас, – говорит Геннадий Мерц. – Создали центр российско-венесуэльской культуры и дружбы – нашли людей, которые когда-то учились в России, объединили часть русских. Давайте как-то развлекаться, показывать, что Россия – это не норвежский викинг со стальным лицом, а интересные люди.

Есть шесть-семь университетов, которые предоставят мне бесплатно любую аудиторию. Есть музеи, в которых я бесплатно выставляю экспозиции. Причем я работаю как с боливарианскими заведениями, так и с частными, где государственная линия не приветствуется.

– Что у вас из свежего?

– Сейчас проходит выставка «Автографы войны» русского художника Геннадия Доброва, который писал афганскую войну. Классные графические работы, в которых говорится, что война – это не способ разрешения ситуации. Она ко всем придет с бедой. Люди выходят потрясенные: «Господи, у меня хоть руки-ноги есть, чего ж я ною». 300 человек были на открытии.

Мы организовали там дегустацию русских блюд, кормили людей пельменями. Три ночи лепили, чтобы каждому хоть по четыре штуки дать. Был концерт, девочки в кокошниках. Красота! Это все можно организовывать даже в наших условиях. Жизнь-то продолжается, посольство нас в этом поддерживает. И в Баркисимето о России думают очень хорошо. Но испортить мнение, к сожалению, можно очень быстро.

Александр Коц, Антон Фокин

Ссылка на основную публикацию